Наши партнеры:
Нужна профессиональная помощь при вскрытии дверей? Звоните прямо сейчас по телефону ниже:
Звоните +7 (929) 525-19-80
Профессиональные мастера, быстрый сервис обслуживания, гарантии!

Мировая экономика и рыночная демократия

Мировая экономика и рыночная демократияМировая экономика и рыночная демократия.

Как же могли администрация США и ее сторонники так недооценить все трудности преобразования России в рыночную демократию? Ответ, прежде всего, следует ис­кать в их нежелании считаться с историей и неумении оценить культурный контекст. А дело в том, что Россия не была похожа на те государства Центральной и Восточной Европы, которые добились гораздо большего успеха в построении рыночной демократии на руинах комму­нистической системы. Отличалась она и от многих за­падноевропейских государств, какими те были два-три столетия назад, когда сами начинали строить такую де­мократию. Главное различие заключается в природе государства.

Современное европейское государство — изобрете­ние XVII века, сформировавшееся после того, как рели­гиозные войны секуляризовали политику и доминантой экономической системы стал капитализм. В западной традиции государство выросло из общества, чтобы регу­лировать поведение индивидов в обществе. Теоретиче­ское понятие естественных прав положило пределы вла­сти государства, а институционализация частной собст­венности поставила эти права на практическую почву. Возникло четкое сознание разницы между частным и общественным, хотя и велись споры о том, где именно следует провести границу и дать определение понятию основные средства.

Россия же большую часть своей истории не была го­сударством в европейском понимании, а главное — она не была таким государством в момент распада СССР в 1991 г., несмотря на то, что советский режим постарался воздвигнуть фасад европейской государственности. В России существовала система «власти». У этого слова нет точного эквивалента в английском языке. Оно означает некую комбинацию силы и авторитета, заключая в себе коннотации и легитимности, и произвола. Великий рус­ский лексикограф В.И. Даль определяет власть как «право, силу и волю над чем-либо». В качестве примеров упот­ребления этого слова он, в том числе приводит следую­щие: «Закон определяет власть каждого должностного лица, а верховная власть выше закона»; «Разошлась нов­городская власть, разошелся и город». В противополож­ность западной традиции в России власть — или, скажем, «государство» — создала политическое сообщество (на­сколько оно вообще существует), а может быть, вернее сказал историк-русист Ричард Пайпс: «Государство не выросло из общества, но и не было навязано ему сверху. Скорее, оно росло бок об бок с ним и мало-помалу погло­щало его».

На одном уровне власть представляла собой мировая экономика структу­ру взаимоотношений внутри небольшой элиты с персо­ной царя в центре. В пределах этой системы политика, поскольку таковая существовала, себя и исчерпывала. Три характеристики системы особенно важны для понима­ния того, с какими трудностями пришлось столкнуться России при построении современного государства в 1990-е гг.

Во-первых, власть была неразрывно связана с поня­тием собственности. В России не было четкой границы между понятиями суверенитета и владения, между пуб­личной и приватной сферами, между правительством и бизнесом. На протяжении значительной части периода царизма — вплоть до указа Петра 1762 г., освобождаю­щего дворянство от обязательной государственной служ­бы, — право владеть землей было обусловлено службой царю. Если служба прекращалась, поместье могло быть конфисковано. В то же время землевладельцам позволя­лось мобилизовать ресурсы любыми средствами, кото­рые они сочтут необходимыми. Такое положение вещей многих комментаторов заставляет говорить об «огосу­дарствлении личной власти».

Во-вторых, власть была неделима, так трактуют книги по экономике. Понятие разделе­ния властей чуждо российской политической традиции. Один из первых теоретиков политической власти в Рос­сии писал: «Две власти государственные в одной державе суть два грозных льва в одной клетке, готовые терзать друг друга. ». Это не значит, что власть была неограни­ченной. На самом деле начиная с периода Московской Руси и до революции 1917 г. власть имущим приходилось считаться со многими нравственными, культурными, экономическими и политическими ограничениями. В частности, они были обязаны использовать свою землю на благо своих семей, да и крестьяне привыкли ожидать от носителей власти определенных услуг. Тем не менее, эти ограничения были гораздо менее строгими, чем в За­падной Европе.

В-третьих, власть нуждалась в сильном центре — ис­точнике легитимности, скреплявшем всю систему, обес­печивавшем ее стабильность и бесперебойное функцио­нирование. В сердце системы боролись за преимущество множество могущественных кланов. Без сильного центра их соперничество грозило выйти из-под контроля, по­дорвать единство страны и тем самым лишить средств к жизни сами соперничающие кланы.

МОНІТОРИНГ ЗДІЙСНЕНО МЕТОДОМ КОНТРОЛЬНОЇ ЗАКУПІВЛІ, У МІСЦЯХ ПРОДАЖУ: AТБ, пр. Миру, 15 А, Ринок «Житній», майдан Житній ринок, ЕКО-маркет, вул. Мала Бердичівська, 2/7, Фуршет, вул. Вітрука, 9 а, Billa, пр. Миру, 15, Сільпо, айдан Житній ринок, 1.

Адміністрація сайту може не розділяти думку автора і не несе відповідальності за авторські матеріали.

При повному чи частковому використанні матеріалів Житомир.info обов’язкове гіперпосилання.

(для інтернет-ресурсів), або згода редакції (для друкованих видань)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *