Иран: нефть и экономика

Иран: нефть и экономикаИран: нефть и экономика.

Выбор, сделанный Ираном в период после подписания ядерного соглашения, повлечет за собой переоценку политики США не только по отношению к этой стране, но к региону в целом.

Убить двух зайцев.

Иранская стратегия направлена на баланс между:

внутренними целями устойчивого экономического роста с сохранением политической структуры; внешними задачами обеспечения благоприятного регионального стратегического положения.

Если раньше эти цели достигались благодаря доходам от продажи энергоресурсов и религиозному рвению, то сегодня, когда предположения о том, что Иран зальет мир нефтью, не оправдались, конфликты между этими целями станут неизбежными. С учетом новых экономических ограничений, несмотря на отмену санкций, большая ориентация Исламской Республики на внутренний рост в долгосрочной перспективе укрепит положение народного хозяйства страны таким способом, который будет совместим с подходом, направленным на сотрудничество, а не конфронтацию на Ближнем Востоке.

Преследование регионального превосходства, с другой стороны, будет контрпродуктивным, поскольку это повлечет неэффективное использование ресурсов. Такой сценарий, помимо углубления внутренних политических разногласий в Иране, требует существенного пересмотра стратегий локальных игроков, а также политики Соединенных Штатов. Действия, подталкивающие страну к укреплению экономического потенциала роста, а не преследование дорогостоящего ближневосточного стратегического преимущества, будет более выгодными для большинства иранцев, а также для достижения стабильности региона.

После санкций.

Экономика Ирана находится на перепутье. В условиях изменения международной обстановки и глобальных перспектив нефти стране предстоит сделать трудный выбор. Отмена санкций после подписания ядерного соглашения обладает потенциалом реанимации роста. Шаги, предпринятые в течение последних нескольких лет, помогли сдержать инфляцию, уменьшить субсидии и достичь стабильность обменного курса и даже его роста.

Тем не менее экономика остается слабой. Безработица, особенно среди молодого поколения, остается на высоком уровне. Перспективы на текущий год выглядят лучше в свете ослабления финансовых ограничений после освобождения больших валютных резервов, повышения объема добычи нефти, а также роста доверия к рынку, которые ведут к увеличению инвестиций. Финансовое положение страны, вероятно, будет продолжать укрепляться, если планируемые меры по увеличению доходов, в том числе увеличение НДС, отмена налоговых льгот и сокращение субсидий, будут реализованы, что, в сочетании с более высоким домашним производством и импортом, может еще больше снизить инфляцию.

Неблагоприятна ситуация, с которой сталкивается Иран: нефть сегодня резко падает в цене. Это усугубляется требованием долгосрочных и дорогостоящих инвестиций для оживления выхода на досанкционный уровень добычи в 4 млн баррелей в день и увеличением внутреннего спроса. В то время как растущая добыча нефти в Иране и связанные с этим инвестиции будут способствовать повышению ВВП, снижение цен на экспорт, скорее всего, ослабит внешнюю позицию и бюджет. С ограниченными перспективами какого-либо значимого соглашения по сдерживанию поставок основных производителей, нефтяные доходы в течение следующих 3-4 лет могут быть на 30% ниже, чем прогнозировалось на предположении сильного восстановления в 2016 г. Кроме того, накопление валютных резервов, которые служили бы подушкой безопасности для неопределенного будущего, будет незначительным. В этом случае не будет места для ведения экспансионистской политики активизации роста. Таким образом, риски дальнейшего улучшения взросли.

Сдерживающие факторы.

В то же время экономика Ирана обременена значительными структурными искажениями, которые продолжают сдерживать прогноз ее роста. Критические цены, в том числе валютные курсы и процентные ставки, все еще не пришли в норму; финансовый сектор обременен большими необслуживаемыми кредитами; частный сектор сталкивается со слабым спросом и неадекватной доступностью кредита; долги государства увеличились и субсидии остаются большими. Субъекты государственного сектора контролируют значительную часть экономики и доступа к банковским кредитам. Управление частным сектором и бизнес-средой является неадекватным и непрозрачным, что подрывает частные инвестиции. Усиление региональной нестабильности, а также неопределенность в отношении осуществления ядерного соглашения дополнительно увеличивают риски.

Приоритеты: внутренние против региональных.

В широком смысле, Иран стремится ускорить экономический рост в рамках существующей политической структуры при одновременном укреплении локальной стратегической позиции. Политическая элита страны, однако, разделена на две группировки. Одна из них представлена реформистами и технократическим правительством президента Рухани, отдающим приоритет росту экономики. Таким образом, она более склонна искать региональный стратегический баланс и более тесное сотрудничество с внешними силами ради своей экономической программы. Если власти решили произвести либерализацию народного хозяйства путем широкомасштабных реформ, а также уменьшить роль неэффективного государственного сектора, курс на внутреннее развитие, скорее всего, перевесит в свою пользу.

Вторая сила представлена сторонниками проведения жесткой линии, правящим духовенством и Корпусом стражей исламской революции (КСИР), которые предпочли бы сохранить нынешнюю экономическую структуру, так как им принадлежит значительная доля в экономике.

Консерваторы против реформаторов.

Если дополнительные ресурсы направляются субъектам государственного сектора, а также в более широком смысле КСИР и духовенству, при неизменной структуре экономики, то темпы роста будут колебаться после начального рывка. Эти силы сохранят свою основную долю в народном хозяйстве и свое значительное влияние на политику Ирана, таким образом ведя к напористой региональной и внешней политике за счет внутреннего экономического развития. Такая позиция будет порождать дальнейшую нестабильность в регионе без повышения благосостояния страны.

Важно отметить, что остается неясным, обладает ли нынешняя администрация Рухани, пришедшего к власти с целью либерализации экономики, достаточными возможностями для проведения необходимых крупных реформ. Он преуспел на недавних выборах, но сталкивается с мощными и укоренившимися интересами сторонников жесткой линии. Пока он добился успеха в таких областях:

стабилизации валютного рынка, сокращения некоторых субсидий, сдерживания инфляции.

Но президент может иметь трудности с ускорением процесса. Для властей большое значение имеет наличие пространства для продвижения, которое позволит получить общественную поддержку на продолжение реформ. Международное поощрение и давление могли бы иметь решающее значение.

Иран, нефть и политика.

В текущих условиях власти страны могут преследовать три широкие стратегии:

1) Сохранение статус-кво.

2) Осуществление широкомасштабных и согласованных реформ.

3) Проведение умеренных политически нейтральных реформ.

Третий вариант облегчит некоторые ограничения на инвестиции частного сектора и фискальную консолидацию в ситуации, когда Иран продает нефть с меньшей доходностью, но оставит экономическую и политическую структуру в целом без изменений.

Сохранение статус-кво будет генерировать всплеск роста до 4-4,5 % в 2016–2017 гг. от практически нуля в 2015–2016, когда дополнительные ресурсы используются для уменьшения дефицита, оплаты невыполненных обязательств, и запуску приостановленных проектов государственного сектора. Однако в условиях, когда стоимость нефти снижается, подъем будет замедляться в ближайшей и среднесрочной перспективе до уровня, который повысит размер безработицы. Неизменный внутренний баланс политической власти будет выделять ресурсы в пользу региональных стратегических целей за счет внутриэкономических, и это будет иметь негативные последствия для роста.

Курс на реформы.

Согласно второму варианту широкомасштабной реформы, либерализация экономики и ранняя коррекция структурных искажений позволит добиться устойчивого роста, даже с более низкими, чем ожидалось, доходами от продажи энергоресурсов, с сильным подъемом в средне- и долгосрочной перспективе. Такое динамичное развитие повысит потенциал управления рисками, с которыми столкнулся Иран. Нефть стала дешевле, а ее цена – менее стабильной. Успех этой стратегии будет зависеть от сдвига во внутриполитическом балансе сил от сторонников командной экономики общественного сектора к ориентированным на рынок держателям акций. Опыт показал, что длительное воздействие рынка, само по себе, помогает создать необходимый сдвиг.

Третий сценарий, хотя и политически наименее разрушительный, быстро перейдет в первый вариант. Шаги для решения политически правильных вопросов, таких как консолидация бюджета в условиях низких доходов и ослабление барьеров для деятельности частного сектора, может временно утихомирить недовольство состоянием внутренней экономики. Неопределенность и усиление конкуренции за политическую власть, которые повлияют на распределение нефтяных доходов, будут контрпродуктивны.

Иран: нефть и иностранные инвесторы.

Если Иран остановится на первом варианте политики, США вынуждены будут дать ему ясно понять, что региональной агрессии будет дан надежный отпор со стороны США и региона. Кроме того, если крупные игроки будут вытеснены из прямого инвестирования в нефтяной сектор страны, это может помочь убедить власти изменить свою стратегию на более адекватную по отношению к внутренним экономическим проблемам и вести сбалансированную внешнюю политику.

Для того чтобы подтолкнуть Иран ко второму варианту, США и международные организации должны оказывать поддержку такому подходу. Кооперация с другими соседними странами-экспортерами нефти обеспечит стабильную и реалистичную мировую стоимость нефти, восстановит традиционную взаимозависимость, помогая направить Исламскую Республику на проведение внешней политики регионального сотрудничества и кооперации. Повышение взаимозависимости с мировым рынком и увеличение притока иностранного капитала будет стимулировать Иран проводить менее конфронтационную политику на локальном уровне, способствуя тем самым стабильности региона.

В случае третьего варианта локальным и глобальным заинтересованным сторонам, возможно, придется принять меры, чтобы подтолкнуть власти к более активной политической позиции. В частности, ослабление торговых ограничений и инвестиционного сотрудничества не в нефтяном секторе может быть обусловлено внутренней политикой реформ. Еще один способ воздействия на Иран – заморозка нефти крупными производителями для поддержки цен – может стать стимулом для проведения смелых политических изменений.

Правильный выбор.

Все субъекты, участвующие в региональной динамике, заинтересованы в том, чтобы подтолкнуть Иран к выбору второго сценария и проведению соответствующей экономической политики и структурных реформ. Децентрализация принятия решений и повышение роли рынка в распределении ресурсов, наряду с уменьшением роли государственного сектора, имеют решающее значение. Эти шаги будут способствовать росту, повышению возможностей в области занятости, а также поддержке интеграции Ирана в региональную и мировую экономики. Это еще больше расширит потенциал умеренной части общества, которая выбрала Рухани в 2013 году и победила на недавних парламентских выборах.

Основные торговые партнеры при поддержке Соединенных Штатов, международных инвесторов и многосторонних кредитных учреждений, могут играть в этом процессе важную роль. В то время как внутренние силы будут доминировать в спорах по поводу меньшей, чем ожидалось, ориентации на доходы от нефти, внешние силы могут влиять на направление распределения ресурсов и помочь государству достичь двойной цели.

Области, где сохранится необходимость внешних инвестиций в Иран – нефть и развитие наукоемких видов деятельности в других секторах, необходимых для решения растущей безработицы более образованного молодого населения. В интересах иностранных инвесторов поддерживать соответствующую рыночную политику в партнерстве с местными инвесторами, менее обремененными чрезмерным регулированием и контролем.

Международное сотрудничество.

Многосторонние экономические и финансовые учреждения и правительства основных стран-инвесторов могут играть важную роль в процессе реформирования. Такие организации, как МВФ и Всемирный банк, могут и должны консультировать иранские власти по вопросам проведения необходимых политических реформ. Их позиция может оказать важный положительный эффект при принятии частных инвестиционных решений. Ускоренное членство в ВТО, а также доступ к мировым рынкам завершит цикл экономической либерализации и интеграции. Решительной линии на изменение регионального стратегического баланса потребуется долгий путь, чтобы повлиять на принятие решений о распределении ресурсов и изменении приоритетов в сторону внутреннего роста.

На локальном уровне в интересы Ирана входит кооперация с другими производителями с целью стабилизации ситуации на рынке нефти. Более тесная координация политики с основными производителями энергоресурсов в Персидском заливе не только поможет улучшить экономические перспективы Ирана, но и снизить напряженность в регионе. Опыт неформального сотрудничества с Саудовской Аравией и другими крупными производителями по региональной нефтяной политике в 1990 годы является хорошим примером для подражания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *