Донбасс: отвоевать территорию

Донбасс: отвоевать территориюДонбасс: отвоевать территорию. дипломатическим путем.

Народные депутаты сами не совсем понимают, за что именно проголосовали под видом законопроекта о реинтеграции Донбасса.

В четверг, 18 января, народные депутаты приняли во втором чтении законопроект №7163 «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях ». Этот документ за многое критиковали, но в результате поддержали его почти все фракции парламента. Хотя голосовали, по большому счету, неизвестно за что.

За что именно проголосовали депутаты, какие были внесены правки и насколько будет отличаться окончательный вариант закона от того, за который голосовали «вслепую», увидим позже. А пока предлагаем ознакомиться с мнением депутатов от разных фракций, которые по просьбе «Ракурса» рассказали, чего ждать от закона о реинтеграции Донбасса .

Андрей Тетерук, первый заместитель председателя депутатской фракции политической партии «Народный фронт»:

— Закон определяет государственную политику в отношении деоккупации территорий, захваченных Российской Федерацией. Этот документ отвечает исключительно национальным интересам Украины. Истерия, которая звучала из уст приспешников, контролируемых Кремлем, свидетельствует об очень болезненном ударе по стратегии РФ, выстроенной против нашей страны.

Украина признала Москву агрессором и всю ответственность за положение дел на оккупированных территориях возложила на государство Россия. Наша страна сделала огромный шаг вперед в отстаивании национальных интересов. Мы создаем условия, когда каждый человек, который понес моральный, материальный ущерб от действий гражданских оккупационных администраций (то есть от действий Российской Федерации), сможет подать в суд. В принятом законе указано, что такие иски против России будут освобождаться от уплаты судебного сбора — а это достаточно большие суммы.

Приняв закон, мы получили четкие механизмы использования Вооруженных сил Украины и других подразделений, привлекаемых для отпора вооруженной агрессии Российской Федерации. Это будет происходить в четком военном подчинении и в единой властной вертикали. В итоге мы сможем отойти от довольно сложной системы управления силами АТО, которые подчиняются штабу Антитеррористической операции. Напомню, это заместитель председателя Службы безопасности Украины, возглавляющий Антитеррористический центр.

Так что теперь мы имеем гораздо больше возможностей решать вопросы деоккупации наших территорий. И главное — Украина получила мощные стартовые позиции для того, чтобы защищать интересы нашего государства в международных судах. Так, как мы это сделали, защищая наши интересы в Стокгольмском арбитраже, когда речь шла об иске против «Газпрома».

Также хочу всех призвать: давайте не будем вестись на манипулятивные упреки со стороны определенной оппозиции и прокремлевских СМИ. Их суть заключается в том, что мы якобы должны назвать это войной , разорвать все договоры и радикально ослабить свои правовые позиции в будущих исках против Российской Федерации. Это сыграет на руку РФ. Мы должны делать то, что отвечает интересам украинского народа и государства.

От преамбулы до последней статьи красной линией этого закона проходит: Россия — страна-агрессор, и именно она отвечает за оккупацию территорий. В то же время в законе нет упоминания о минских соглашениях . По настоянию «Народного фронта» они были исключены еще на этапе представления проекта закона к первому чтению. Это была наша четкая позиция. Считаю, что проголосованный законопроект войдет в историю нашей страны.

Вадим Ивченко, член депутатской фракции политической партии «Всеукраинское объединение «Батькивщина»:

— Законопроект, представленный на рассмотрение народных депутатов из профильного комитета, намного лучше того, который подал президент. Мы впервые определились со страной-агрессором. Также дали возможность переселенцам обращаться в суды за возмещением их потерь, не уплачивая при этом судебный сбор.

Во время работы над законопроектом удалось удалить правку, которая предоставляла чрезмерные полномочия Службе безопасности Украины в части прослушивания, снятия информации с социальных сетей.

Принятием законопроекта мы защитили украинских военнослужащих и переселенцев, определили страну-агрессора и оккупированную территорию. Многие вопросы, касающиеся ставки главнокомандующего и непосредственно полномочий президента, привели в конституционное русло. Наконец-то мы можем сказать: за четыре года с начала российской агрессии у нас появился закон, определяющий оккупированные территории и четко называющий страну-агрессора.

Закон предоставляет другие возможности по использованию ВСУ внутри страны (по сравнению с тем, что предусмотрено законом об антитеррористической операции). Фактически мы сделали то, что должны были сделать четыре года назад.

Конечно, дальше должен быть переговорный процесс, ведь только через переговоры мы сможем понять, насколько тяжелым будет мир. Любая война заканчивается миром, но это может быть мир с победой или с поражением. Когда мы говорим о поражении, то имеем в виду то, что нам придется отдать для установления мира на этой территории. Но это уже должно происходить с привлечением таких международных организаций, как ОБСЕ и ООН. Это уже международные дипломатические отношения.

Что касается обычных украинцев, то этот закон определит порядок перемещения людей. Правительство разработает такой порядок и полностью утвердит границы территории, подпадающей под статус оккупированной. Также будут определены полномочия конкретных органов на этой территории. Фактически правительство упорядочит все то, что сегодня не упорядочено законодательством.

Иван Винник, член депутатской фракции политической партии «Блок Петра Порошенко»:

— Принятый законопроект о реинтеграции Донбасса предусматривает приравнивание статуса Донбасса и Крыма. В законе фактически не упоминается о минских договоренностях, но Россия признается агрессором.

Хочу обратить особое внимание на ст. 10 закона, которая четко регулирует полномочия Вооруженных сил Украины и других воинских формирований, привлеченных к проведению мероприятий по обеспечению безопасности. Речь идет о применении оружия и принятии необходимых мер для освобождения территорий. Сейчас мы видим, как отдельных военных пытаются судить за применение оружия в мирное время. Фактически все эти открытые производства должны быть закрыты как не подпадающие под уголовную ответственность.

В законе также прописано, что органы власти, которые незаконно осуществляют свою деятельность на временно оккупированных территориях, называются оккупационной администрацией. Фактически в публичных дискуссиях должны прекратить употреблять термины «ДНР» и «ЛНР». Согласно закону, теперь они называться «оккупационная администрация Российской Федерации». Любые запросы относительно того, что там происходит, можно будет адресовать непосредственно Российской Федерации.

Что касается отсутствия в законе упоминания о минских договоренностях. Хочу объяснить, что дипломатические, политические пакты имеют тенденцию меняться, что делает невозможным их имплементацию в украинское законодательство. Есть только международные акты и договоры, обязательность которых признана Радой путем их ратификации. Для международных партнеров этот закон обеспечивает однозначную юридическую определенность факта вооруженной агрессии со стороны Российской Федерации. Теперь это указано в законе и не нужно доказывать через суд. В законе на нашего восточного соседа возлагается полная ответственность за нанесение материального или морального вреда Украине.

Также законопроект позволяет распространять и применять новые санкции против Российской Федерации и не предусматривает возобновления торговли с оккупированными районами Донбасса. Упоминание о торговле отсутствует в финальном тексте документа. Есть перемещение физическими лицами товаров (фактически личного пользования), регулируемое Кабинетом министров Украины. Коммерческие отношения с неподконтрольными Киеву территориями отдельных районов Донецкой и Луганской областей запрещены решением Совета национальной безопасности и обороны и могут быть возобновлены только после возвращения контроля над этими территориями.

Убежден, что если этот законодательный акт вступит в силу, различные субъекты, действующие по указаниям России, будут его обжаловать. Поэтому в процессе его принятия мы заботились о правовой чистоте, не допуская никаких формальных нарушений.

Михаил Папиев, член депутатской фракции политической партии «Оппозиционный блок»:

— Для того чтобы оценивать этот закон, необходимо сначала поднять стенограмму обсуждения и голосования. Потому что в этой Верховной Раде возможно все. Было нарушение всех норм регламента , которые только можно себе представить. Я сейчас уже готовлю постановление для признания этого голосования недействительным и буду вносить его в ВРУ для того, чтобы общество знало, как принимался этот сложный закон.

Так нельзя: когда неподтвержденные поправки голосуют, потом начинают что-то читать с трибуны, кто-то вспоминает, что кто-то что-то забыл, и снова голосуют. В итоге никто не может сказать, что именно проголосовали. Учитывая опыт голосования за судебную реформу и другие важные законы, нельзя исключать, что, например, в сессионном зале проголосовали один текст, а председатель Верховной Рады подписал другой. То есть, как говорят народные депутаты, которые уже официально обращались в комитет по вопросам регламента, произошла фальсификация текста документа после голосования.

Нам предстоит кропотливая юридическая работа по расшифровке стенограммы, восстановлению того, что есть в сравнительной таблице, чтобы понять, что наговорили, что ставили на голосование, а что нет. Необходимо увидеть конечную редакцию закона, чтобы что-то комментировать.

На уровне законопроекта я не увидел в нем ничего хорошего. А вот плохо то, на что обратило внимание посольство США: нельзя из текста закона изымать минские соглашения. Потому что это договоренности, которые, в частности, руководством США, Германии и Франции признаны безальтернативными в плане установления и возобновления мира на Донбассе.

Также в законопроекте не было даты начала российской агрессии. Они что-то проголосовали, но письменного варианта нет. Хотя этот проект закона в свое время и называли о реинтеграции или деоккупации, но в нем ни реинтеграции, ни деоккупации не было.

Роман Семенуха, член депутатской фракции политической партии «Объединение «Самопомощь»:

— Прежде всего закон не признал сегодняшних реалий — войну не назвал войной. Вокруг этого документа существует много спекуляций. Мол, закон вернет территории. Это неправда. Ни один закон в мире не возвращает территории. Их возвращают собственными вооруженными силами.

Вторая проблема — мне сегодняшняя дискуссия кое-что напомнила. На днях я перечитывал 100-летние стенограммы Центральной Рады, когда Грушевский кричал: мы цивилизованная страна, поэтому будем отвоевывать территории дипломатическим путем. Они решали, объявлять ли войну России в то время, когда Полтава, Гадяч, Харьков, Чернигов уже были под оккупацией. Сейчас ситуация аналогичная. Я не знаю, из-за кремлевской зависимости или из-за страха, но парламент принял малороссийское решение.

Да, они назвали Россию агрессором, и я тоже за это проголосовал, потому что в законе есть какая-то отсылочная норма. Но меня смущают четыре вопроса.

Первое. Кроме преамбулы и одного места в ст. 2, нет упоминания о Крыме. Мы вместе с Рефатом Чубаровым предлагали убрать слова «временно оккупированные территории Донецкой и Луганской областей» и заменить их на «временно оккупированные территории Украины», поскольку разъединение — это логика минских договоренностей, которые ведут к капитуляции. В итоге о Крыме нет даже упоминания.

Второе. По мнению юристов-международников, отсутствие даты начала войны на Донбассе — не в преамбуле, а в статье (чтобы в законе была норма прямого действия) — может вызвать большие сложности с тем, чтобы юридически возложить ответственность на Россию именно за преступления, совершенные на Донбассе.

Третье. В новосозданном объединенном штабе Вооруженных сил Украины фактически появляется должность командующего объединенными силами. Этому человеку предоставлено право по собственному усмотрению решать, кто будет иметь право на пересечение линии столкновения, а кто — нет. (Помню, когда была блокада Донбасса , то одних волонтеров и активистов пускали, других — нет.) Также он будет определять процедуру и перечень товаров, которые можно будет перевозить через границу. Думаю, одна из задач этого закона — возобновление торговли. Предполагаю, что в ближайшее время мы все это увидим. По крайней мере, будут такие попытки.

Четвертое. Этот закон дает право президенту использовать Вооруженные силы без согласия парламента. Это неконституционное решение. За всю историю руководители государств, которые по своей сути были тиранами, имели соблазн применить вооруженные силы не только для отпора внешней агрессии, но и к собственному народу. Януковичу в 2013–14 годах очень часто советовали применить ВСУ, и только потому, что в парламенте подобное решение не нашло бы поддержки, этого не было сделано. Теперь такое станет возможным.

Плюсы принятия этого законопроекта заключаются в том, что граждане увидят, кто и как вносил правки и голосовал.

Читайте также: Мы могли еще в зародыше погасить огонь раздора, разгоревшийся в нашей стране.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ.

Украина и мир сегодня. Факты​ и​ расследования, аналитика​ и​ интервью, комментарии экспертов. Новости законодательства, реформы​ и​ правовая политика, судебная реформа, юридические консультации, медицина и здравоохранение, экономика и финансы | Общественно-правовой портал «Ракурс»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *